За моей спиной взрывы, цветные сполохи взлетают над балконами, мои мысли вслед за ними хлопками разрываются в мерцающем небе. Сегодня я главарь банды дедов морозов, литры адреналина прокачиваются сквозь меня, я веду банду за собой. С ясностью, недоступной человеческому пониманию, я вижу Революцию. Я кричу дедам, что сегодня мы ответим на вызов необъявленной войны, которую давно развязали против нас санта клаусы. В эту ночь мы будем первыми, кто восстанет, во весь рост, во весь голос. Сегодня мы опрокинем систему, кричу я им.
Деды не понимают, не хотят понимать. Длинный, Надежный, Борода и Гас, вот и все юниты, кем я располагаю на данный момент.
Они робко спрашивают куда мы идем. Я ору на них - мы не идем, мы перемещаемся из Сектора А в Сектор Ц, боевая задача будет поставлена по ходу, а сейчас заткнули пасти И ШАГАЕМ В НОГУ МАТЬ ВАШУ ТАК!!
Сотни метров позади, в отряде раздрай. Некоторым кажется, что я привлекаю слишком много внимания. Вечно стесняющийся Борода вроде как еще плотнее вжал бороду в плечи, кажется он боится, что съел слишком много сушеных жабьих голов. Я хватаю его за грудки, трясу что есть сил и ору, чтобы он открыл глаза, санта клаусы напали, они убивают нас, в наших домах, в наших вокзалах, в наших автобусах, вся страна смотрит на него, Бороду, ждет его ярости, его лица войны. Отпускаю, он валится в снег. Остальные неуклюже помогают ему встать, порядок на время восстановлен.
Надежный и Длинный молчаливы, но кажется моя аура бешеной удали начинает действовать, и они подавлены.
В моей голове бьют молоты войны. Я придирчиво оглядываю всех, кто попадается по пути - кто из них годится в новый пивной путч? Я рызмышляю о том, как низко они пали, как пусты их глаза, как прокурены и вульгарны их голоса, слова, помыслы. Хвала небесам, в моем отряде хватает просветленных, кто еще не сожрал приманку, кто не болтается на клаусовском крючке. Хвала неб...
И тут Гас просится в макдоналдс. Эта обожравшаяся жабьих голов харя просится в макдоналдс. Я окончательно выхожу из себя. Роняю его в сугроб, во глотку, до звона стекол во всем секторе, я ору ему, что именно так санта клаусы поработили его, этой дерьмовой едой, дерьмовыми фильмами, дерьмовой отупляющей работой за 20 тысяч рупий, что он сам не заметил, как комфортно ему стало в плену санта клаусов, которого он даже не замечает, я едва сдерживаюсь, чтобы не избить его до полусмерти, не растоптать его харю своими красными говнодавами.
Ему плевать.
Я решаю посмотреть, что будет. Пока толпа неверыми шагами топчется у закрытых дверей, я беобахтером наблюдаю со стороны, с яростью налитыми глазами. Но так меня вычислят! Именно так санта клаусы и их соглядатаи высисляют зачинщиков, замысливших немыслимое. Надо затеряться в толпе.
И тут меня вырвало.